bellalv (bellalv) wrote,
bellalv
bellalv

Чурка


Автобус резко притормозил и я проснулась.
Это было кстати. Я уже проехала три лишних остановки.
Да, спать надо по ночам, но ночью бывают дела поинтереснее.
- Вот ведь чурка нерусская!, - выдохнул сосед в адрес водителя.
В утреннем автобусе придремнулось не только мне, а тряхануло отменно.
Мы сидели на первом сидении справа, и парень за рулём услышал.
Он в это время говорил по сотовому на том самом нерусском языке.
Прижав мобилу плечом к хорошо пропечённому не нашим солнцем лицу.
Заслышав "чурку", он чуть дёрнулся и пригнул голову, приподняв плечи, как будто его ударили.
Впрочем, это прошло почти незаметно.
К дороге, тем временем, подходила согбенная бабушка с палочкой.
Ради которой, водитель и остановился.
Наш бы - десять раз проскочил.
Этот – дал по тормозам заранее.

Старушка была одета бедно-прибедно, но с какой-то подчёркнутой опрятностью.
Голову венчал белый платочек.
За бабушку держалась бомжеватого вида тётка.
Не придерживала её, а, именно, держалась.
Испитое лицо, нечесаные лохмы, расхристанное пальтишко.
С одного взгляда прочитывалась нехитрая история этой пары –
дочь нигде не работает и живёт на мамину пенсию, пропивая её в первые две недели.
А у старушки - вечный пост, растянувшийся на годы,
но она очень старается выглядеть достойно.
Чего стоят одни набоечки на видавших виды сапожончишках.
Даже в тяжёлые дни, она, видимо, не может себе позволить
ходить со стоптанными подмётками.
Бабушка тоже притормозила.
Она привыкла пережидать потоки машин.
Водила махнул ей рукой – дескать, проходи, мать.
И она пошла, медленно-медленно. Таща на буксире непутёвую дочь.
Всё поглядывая на него и как-то светло улыбаясь.
Знаете, у стариков бывают такие улыбки, счастливо-беспомощные,
когда им скажут участливое слово вместо привычного хамства.

- Ты откуда, братишка, - спросила я у шоферюги на выходе,
передавая ему деньги за проезд.
- Из Узбекистана, - белозубо сверкнул он.
Узбеки приезжают сюда на заработки.
Берутся за самую низкооплачиваемую работу,
от которой отказываются наши мужчины.
Живут очень скромно. Копят гроши. Посылают домой семьям.
Через два года их смуглые лица выбеляют наши длинные снежные зимы,
и они научаются художественно материться,
трескать водку и жрать запрещённую Кораном свинину.
Они становятся совсем русскими.
Но и через два года и через десять -
восточный парень рефлекторно притормозит автобус,
чтобы пропустить пожилую женщину.
Что с них взять – чурки нерусские.
- Ты братан, того, прости за чурку, сказал за моей спиной сосед.
И, повернувшись к автобусу, добавил:
А вот вы, блять, остановили бы свою тачку перед этой бабкой?

Tags: Россия. Дороги.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 19 comments