bellalv (bellalv) wrote,
bellalv
bellalv

СОК ВРЕМЁН ЕКАТЕРИНЫ


Не бейте больно -
признаюсь честно – не люблю готовить.
Есть в кухонной возне что-то отвратительно-плебейское.
Все эти капли, крошки, картофельные очистки и потроха…
Я стараюсь быстро-быстро убрать следы приготовления ужина.
Так убирают следы преступления.
И мечтаю о том времени, когда, после работы, можно будет посидеть в кафе.
Вместо бессмысленного времяпрепровождения -
затаривания полуфабрикатами в супермаркетах,
приготовления хавчика и  - б-р-р-р - мытия посуды.

В аэтропорту Домодедово я плюхнулась напротив новенького автомата,
необыкновенно красиво извлекавшего сок из апельсинов.
С ловкостью фокусника механизм отжимал сок из пяти шаров,
не проливая ни капельки и не оскорбляя глаз выпотрошенными половинками.
Вкус напитка был восхитителен.
Никогда бы не подумала,
что в меня может вместиться столько апельсинового сока )
После моего пятого стаканчика,
народ вокруг начал переглядываться и подтягиваться пробовать.
За четыре часа - я, вкупе с совращёнными соседями по ожиданию рейса,
подарила автомату по меньшей мере месячную выручку.
Самолично оставив там полторы тысячи рублей –
весь наличный запас российских денег.

Жаркие страны любезно представляют вам прямо на улице
отжим сока из всяческих фруктов, которые там произрастают.
Но вы равнодушно проходите мимо.
Из-за горы отжимков, которая отвращает ваш глаз не менее,
чем куриные потроха на собственной кухне.
Кстати об отжимках. Иногда они бывают весьма аппетитные.


- В этом кругу все жило надеждами на счастливый случай,
расчетами на родственные связи и заграничные конъюнктуры,
на желанные сплетения неожиданных обстоятельств.

- Тотчас по приезде к Екатерине приставили учителей закона божия, русского языка и танцев -
это были три основные предмета высшего образования
при национально-православном и танцевальном дворе Елизаветы.

- Она хорошо говорила и даже порядочно писала по-русски; господствовавшая при дворе безграмотность извиняла се промахи в синтаксисе и особенно в орфографии, где она в слове из трех букв делала четыре ошибки (исчо - еще).

- И она открывала или развивала в себе свойства высокой житейской ценности,
отчетливое знание своего духовного инвентаря, самообладание без сухости,
живость без возбуждения, гибкость без вертлявости, решительность без опрометчивости.
Ее трудно было застать врасплох; она всегда была в полном сборе;
частый смотр держал ее силы наготове, в состоянии мобилизации, и в житейских столкновениях
она легко направляла их против людей и обстоятельств.

- Люди вообще не любят чужих поисков в своей душе,
но не сердятся, даже бывают тронуты, когда в них открывают достоинства,
особенно малозаметные для них самих.
В этом умении дать человеку почувствовать, что есть в нем лучшего, -
тайна неотразимого обаяния.

- Заведен был порядок времяпровождения; не требовались строгие нравы,
но обязательны были приличные манеры и пристойное поведение.

- При всем том она была слишком конкретный человек,
слишком живо чувствовала свои реальные аппетиты,
чтобы витать в заоблачной космополитической пустыне,
довольствуясь голодной идеей всечеловечества. Ее манила земная даль, а не небесная высь.

- Необходимость жить с людьми не по выбору
заставила ее с помощью философского анализа пополнить это правило,
чтобы спасти хоть тень нравственной независимости:
среди чужих и противных людей жить по-ихнему, но думать по-своему.

У нее были две страсти, с летами превратившиеся в привычки или ежедневные потребности, -
читать и писать.
Обойтись без книги и пера ей было так же трудно, как Петру I без топора и токарного станка.
Она признавалась, что не понимает, как можно провести день,
не измарав хотя одного листа бумаги.

От природы веселая, она не могла обойтись без общества и сама признавалась,
что любила быть на людях. В своем интимном кругу она была проста, любезна, шутлива,
и все чувствовали себя около нее весело и непринужденно.
Но она преображалась, выходя в приемную залу, принимала сдержанно-величественный вид,
выступала медленно, некрупными шагами,
встречала представлявшихся стереотипной улыбкой и несколько лукавым взглядом светло-серых глаз.
Манера держаться отражалась и на всей деятельности, образуя вместе с ней цельный состав характера.
В каком бы обществе ни вращалась Екатерина, что бы она ни делала,
она всегда чувствовала себя как бы на сцене и потому слишком много делала напоказ.
Задумав дело, она больше думала о том, что скажут про нее,
чем о том, что выйдет из задуманного дела;
обстановка и впечатление были для нее важнее самого дела и его последствий.
Отсюда ее слабость к рекламе, шуму, лести, туманившей ее ясный ум и соблазнявшей ее холодное сердце.


Сок, извините, выпила сама )

Tags: Несмазанные ранки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 23 comments