bellalv (bellalv) wrote,
bellalv
bellalv

Скажите, зачем женщине цветы после смерти?


Лариска утопала в живых цветах.
Их было так много, как у народной артистки после удачного бенефиса.
Я, мысленно, прибросила –
если бы она получала по одному из этих цветочков в день –
всего этого великолепия хватило бы на несколько лет.
Тайная мечта любой женщины.
Каждый день - по цветочку.
Впрочем, Лариска однажды сказала об этом вслух.
Высоко в горах, на Байкале. На цветущей осенней полянке.
Но её муж тогда сделал вид, что не слышит.
Между Ларискиным отпеванием и её поминками
я успела распечатать несколько её Байкальских крупных планов среди цветов,
которых она дождалась немного поздно.
И забежать к участковому врачу.

Очереди в кабинет не было.
Видно, на нашем участке все в тот день пребывали в добром здравии.
- Что беспокоит?, - приветливо улыбнулась врач мне навстречу.
- Бездарная политика правительства, - вздохнула я.
И мы поговорили о политике.
- За что я люблю вас, евреев, промолвила врач – за оптимизм.
Одно непонятно, почему вы нарезали себе только 120 лет.
Вот взять Вас – она кивнула на меня – все 200 проживёте.

- Лариска умерла, - некстати вставила я, - соседка сверху.
Врач отнеслась к этому спокойно.
Полезла в стол, вытащила какую-то амбарную книгу,
нашла наш дом и вычеркнула Лариску из списка своих пациентов.
Из списка живых.
Ровная жирная черта разрезала пополам фамилию имя и отчество.
- Вообще-то, уточнила я, - они недавно переехали.
Ручка поднялась ещё раз и вычеркнула, заодно, Ларискиного мужа.
Над Лариской было сверху приписано «умерла».
Над ним – «выбыл».
В жизни это тоже бывает очень похоже – выбыл, как умер.
Не замечали?

Tags: Вопросы в никуда
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments