August 19th, 2011

bellalv

А ты пиши мне письма мелким почерком


У Серёги Чекановского в правом уголке губ вечно вылезала какая-то бякушка,
и его родители прижигали это дело зелёнкой.
Поэтому, Серёгу, кроме меня, никто в классе Серёгой не звал, а все звали Зелёнкой.

Зелёнка был пограничный троечник. Он учился с тройки на двойку.
И его садили со мной, хорошей девочкой, за одну парту в целях исправления.
Хуже Зелёнки был только Юрка Коровьев, настоящий живой второгодник.
Но с ним уже никого не садили – он, единственный в классе,
занимал парту целиком.
Причём, первую.

Примерный расклад по успеваемости на переполненный класс начальной советской школы был таков:
два отличника, шесть-восемь «ударников», один второгодник, остальные – троечники.
А всех вместе – 45 человек.
Троечники водились близкие к «ударникам», и их изо всех сил «вытягивали» в люди.
Основная масса троечников решительно не желала учиться,
но наша Мария Ивановна боролась за любую оценку каждого ребёнка,
как будто именно от этого зависело всё счастье её жизни.
Серёга в этом плане был непрошибаем,
и его определили ко мне, видимо надеясь, что хоть рефлексы прилежания
как-то скрасят это безнадёжное в педагогическом плане нечерноземье.
Учебники у нас были толстые-претолстые, а до дома далеко.
И я предложила Серёге разделить усилия.
- Давай так: ты будешь носить русский и математику,
а я - чтение, природоведение, литературу и историю.

У Серёги не было столовой ложки еврейской крови в организме,
он быстро посчитал, что два меньше четырёх и моментально согласился на гешефт.
Но уже назавтра он наблюдательно заметил,
что русский и математику, причём учебник и задачник, ему придётся таскать каждый день,
а чтение чередуется с литературой и историей –
и мне нужно брать с собой ежедневно только одну книгу.
Серёга почувствовал себя обманутым.
Он с недовольным видом дотерпел до конца недели, и отказался от сделки :)
- Лучше я буду таскать все учебники, но и ты тоже будешь таскать все, - заявил он,
и прибавил в мой адрес одно нехорошее слово.

И всё бы ничего, но, всё же, я единственная в классе обращалась к нему по имени, а не Зелёнка.
И прежде чем я успела что-то подумать – Серёге прямо в лицо
уже летела чернильница-непроливашка – первое, что попалось под руку.
Похоже, советские непроливашки не были рассчитаны на кручение в воздухе.
Моим родителям пришлось потом покупать Серёге новую школьную форму.
Когда, через несколько дней, чернила с серёгиного лица отмылись –
выяснилось, что бякушка из уголка его губ бесследно исчезла.
Врачи приписали этот феномен пережитому стрессу.
А парня в классе с тех пор звали исключительно Синька.

Эту жизнерадостную историю вспомнила я сейчас, прочитав в блоге Чубайса
о планшетке для школьников, которую он представил Вовчику нашему Пудингу
в качестве замены всех учебников.



А это - пёрышко «Звёздочка», если кто помнит.
У меня , если что, до сих пор почерк каллиграфический.
Интересно, как у Чубайса с Путиным? Очень подозреваю, что оба пишут, как курица лапой :)

bellalv

Гора Фавор, гора святая

Пришел к своим, и свои Его не приняли.

А тем, которые приняли Его, верующим во имя Его, дал власть быть чадами Б-жими,
Которые ни от крови, ни от хотения плоти, ни от хотения мужа, но от Б-га родились.
И Слово стало плотию, и обитало с нами, полное благодати и истины; и мы видели славу Его, славу, как Единородного от Отца.

Товарищам православным - лёгкого поста и душевного просветления.
Только вы к облакам-то сильно не тянитесь –
запнётесь, да носы свои курносые поразбиваете.
Вы на мой светлый образ поглядите.
А что? Отличный пример для мелких преображений, я считаю.
Будьте, для начала, как я – да и будет с вас :)