November 12th, 2018

bellalv

Два театра одного актёра


Где-то у тёплого моря,
Кецеле восседает на безбрежном диване
и рассказывает, всем желающим послушать, сказку про Винни-Пуха.
Она одна во всех лицах сразу –
и мишка, и поросёнок, и шарик, и дерево и горшочек с мёдом.
Говорит разными голосами, жестикулирует всем телом.
Так кружится клубочек вязальной шерсти, который гоняет по полу игривый котёнок.
Мимика у маленькой рассказчицы постоянно меняется,
вот она всерьёз заплакала, самыми настоящими слезами – это шарик улетел)
И тут же хитрющая улыбка – повествование продолжается.
Партер сначала вздрогнул, потом облегчённо выдохнул)

Папа взял на себя роль ведущего концертом –
переводит зрителям некоторые непонятные словечки с кецелиного на русский,
задаёт наводящие вопросы и всячески поддерживает представление одобрительным смехом.
Зрелище оставляет приятное впечатление, если так пойдут дела -
через годик, пожалуй, ребёнок сможет собирать небольшие залы)

А где-то на севере суровый мужчина утепляет фундамент дома.
Ни аплодирующих зрителей, ни подбадривающего веселья.
Только аккомпанемент холодного колючего ветра.
И пальцы, примерзающие к инструментам.



bellalv

Он довольно молодой Бог


Подарки, которые делают люди друг другу,
можно условно поделить на три большие группы.
Первая – передаривается то, что уже самим не нужно.
Вторая – дарится то, от чего тащишься сам,
в полной уверенности, что и одариваемому это будет в кайф.
Третья – подарки не выбираются специально,
а вдруг возникает спонтанное воспоминание о человеке, когда видишь ту или иную вещь.
И ты точно знаешь, что он о ней мечтает, и будет рад.

Всякий раз, когда я прохожу мимо православного храма, я вспоминаю о своей Бабуле.
И точно знаю, что она будет рада, если сейчас там будет помянута её душа.
И я захожу. И это - мой ей подарок, за который я не услышу спасибо.
Но думаю, что никто никогда не дарил ей ничего ценнее.

Кстати, как вам представляется Бог? Да, тот самый.
Тоже в виде микеланджеловского старика?
Мне он с детства виделся молодым, хорошо сложенным мужчиной.
Мой Бог был быстр в движениях, ироничен по отношению к пастве
и не очень щедр на подарки молящимся ему.
- Сами, сами, сами, - насвистывал про себя мой Бог.
И я, с детства, не решалась тревожить его по пустякам просьбами.
И старалась не огорчать мелкими прегрешениями.
Возможно поэтому, он, между делом,
частенько подкидывает мне подарки из третьей группы.