bellalv (bellalv) wrote,
bellalv
bellalv

А из нашего окошка только улицы немножко


Ранним утром - ураганный ветер с колючей снежной крупой.
Пеку ванильные блинчики - в кухне тепло и аромат свежего завтрака.
За окном другая реальность, пасмурная, торопливая, спешашая, с пригнутыми от ветра спинами.

Тесто шипит на чугунных сковородках, есть маленькая пауза, приникаю к окну.
Там, сквозь ветки деревьев, на дорожке, где зигзагами сменяются лужи, чистый асфальт и островки нерастаявшего снега, разыгрывается драма.
Невысокая молодая женщина тянет за руку малыша.
Их скорости не совпадают.
Видно, что она очень торопится, возможно опаздывает на работу.
А тому всё интересно - и снег прямо в лицо, и котёнок на обочине и поскользить ботинком по льдинке.
Отвлекаюсь перевернуть блины, возвращаюсь к окну и вижу, что малыш доигрался -
забурился в снежный занос, под которым, видимо, притаился голый лёд,
и вот маленький человек падает плашмя всем своим чистеньким комбинезоном в эту смесь тающего снега, земли и уличного мусора.
Мать подхватывает его за шкирку, приподнимает над дорогой как марионетку из кукольного театра, встряхивает, ставит на ножки, шлёпает и, как ни в чём не бывало, снова, за руку, тянет вперёд.
- Что ты делаешь, - мысленно кричу ей я. - Остановись! Обними его, прижми к себе всего целиком, ему же больно везде, и он ещё испугался, когда падал.
Я отошла снять готовые блинчики и налить новые.
И уже не надеялась увидеть эту парочку - они должны были уйти за пределы кадра.
По сковородкам разливалось тесто, а у меня внутри разливалось ощущение,
словно это я упала на ходу, ободрав лицо и руки о шершавый весенний снег,
и это меня что-то грубо встряхнуло и потащило дальше, куда мне вовсе не интересно.
- Зря ты так, - подумала я, обращаясь к молодой маме.
- Пройдёт время, и ты тысячу раз забудешь, куда в это утро торопилась и зачем.
А у малыша на всю жизнь останется в душе шрам.
И чувство бессилия, когда ты не виноват, а тебя наказали.
Когда тебе и так больно, а тебя сверху ещё и пришлёпнули.

Я снова выглянула в окно.
Они застыли на том же самом месте, неподвижно,
как совершенная в своей законченности лаконичная скульптурная группа.
Мама присевшая на корточки и обнявшая своего дитёныша.
Их головы были почти на одном уровне.
Они были слишком далеко, чтобы разглядеть детали, но мне показалось,
что они оба плакали и слёзы их смешивались.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments