bellalv (bellalv) wrote,
bellalv
bellalv

Category:
- Никогда из меня не получится настоящий журналист, –
с тоской подумала я второй раз в жизни.
Гудок в память жертвам Холокоста застал меня на арадской тахане.
Настоящий журналист полез бы в заплечный мешок за фотоаппаратом,
чтобы заснять изумительную картину безмолвия –
когда машины и люди замирают там и в том положении,
в котором их застаёт пронзительная сирена.
Все стояли торжественно и строго, низко склонив головы,
даже самые маленькие детишки.

Мои руки и взгляд тоже опустились вниз, фотоаппарат остался за спиной.
Поэтому – просто поверьте на слово.
Есть такое удивительное место на земле,
где минута памяти невинно убиенных соплеменников
отмечается на одном дыхании всей Страной.

А это Мордехай, бессменный водитель одного из эгедских автобусов.



Мы с Мордехаем уже несколько лет учим русский язык.
Услышав незнакомое русское слово, Мордехай несколько раз повторяет его,
а потом спрашивает, что оно означает.
- Шолом, «Другая сторона», -
приветствовал он меня в прошлый приезд :)
Очень уж ему понравилось это нехитрое выражение,
объясняющее, где останавливается обратный автобус,
с которым , видимо, я и впечаталась в его память.
В этот раз Мордехай был более изыскан:
- Я помню тебя, красивая девочка, поприветствовал он меня.
В этот раз мы выучили все роды и времена слова «заплатили»,
и он теперь лихо козыряет свежими знаниями.
- Он заплатил, она заплатила, они заплатили – распевает Мордехай на вес автобус
с мягкими ивритскими ударениями на последнем слоге.

В опытных руках отборных эгедских водителей,
автобусы, меньше чем за час,
мягко погашают спуск с отметки в +500 метров над уровнем моря до -400.

За окнами – величественная красота Иудейской пустыни.
Иудейская пустыня – это не пески и барханы, а горы.
Говорят, что ночами они оживают, но днём – все голо и безжизненно.
Ни раститеьности, ни животных, ни птиц.
До самого Мертвого Моря.
Считается – здесь самое низкое место на Земле.
Самый толстый слой атмосферы.
Самые благородные оттенки загара.
В Мёртвом Море принято лежать на спине.
Ноги сами отрываются от дна –
их остаётся только распрямить вперёд и откинуться на спину –
и вот вас уже качают маслянистые бирюзовые волны.
Если вы, конечно, доехали до уединённого Хамей Эйн Геди.
В Эйн Бокеке - бесплатном городском пляже,
вдоль которого расположены все отели Ям ha-Мелах –
вода стоячая, кристаллизующаяся на дне в солёных «ёжиков» -
игольчатые соляные шарики,
которые туристы с удовольствием увозят домой целыми мешками :)

В Эйн Геди морское дно – волнистый соляной пласт,
по которому почти невозможно ходить босиком.
Поэтому, все туристы покачиваются на волнах в пляжных шлёпках.

Говорят, что за 15 минут тело вбирает в себя из морской воды всё что нужно,
а то, что после – уже во вред.
Израильтяне строго блюдут эти четверть часа,
а туристы торчат в море безвылазно.
А потом носятся с пересохшей кожей и ругаются нехорошими иностранными словами.

Видимо потому, что Мёртвое Море, по преданию,
образовалось на месте Содома и Гоморры –
грязи, которые извлекают с его дна, очень способствуют мужской потенции.
Вокруг огромных чанов с грязями в Эйн Генди постоянно толпятся мужчины от 40 до 80 и старше,
тщательно втирая пахнущую серой жижу в свои бренные телеса.
Замазывают всё, кроме белков глаз.
Когда глина запекается на солнце и начинает отшелушиваться – счастливчики несутся смываться под сероводородные души с огромным напором.
После этой нехитрой процедуры возникает ощущение,
что у тебя вычистилась не только кожа, но и все внутренние органы :)

А этот красавчик – спасатель Эйн Геди,Тамар



(так я поймала на слух его имя).
Говорят, что в Мёртвом Море невозможно утонуть.
Это да. Правда, возможно захлебнуться, причем, на глубине меньшей чем по пояс.
Если вы потеряли равновесие и хлебнули – или вода попала в глаз – это очень плохо.
Вы мгновенно перестаёте видеть Б-жий свет вообще и соображать в частности
и моментально Захлёбываетесь на ровном месте.

И тут вам на помощь приходит Томар.
В доли секунды он вскакивает на свою доску, оказывается рядом с вами, и всё заканчивается благополучно.
В прошлом году я два раза видела его за работой.
Фантастическая скорость и отточенность движений крепко сбитого бронзового тела была впечатляющей.
- Я помню тебя по прошлому году.
- I remember you three years, - смеётся Томар.
Как отступает Мёртвое Море видно по этому кадру.
В прошлом году сходили в воду держась за эти металлические поручни.
Море плескалось прямо в нос томаровой доски, на которую я кидала своё полотенце.

Это - водитель вагончиков Ави.



С тех пор, как Мёртвое Море отступило от СПА Эйн Геди на приличное расстояние -
вот на этой отметке оно плескалось в 1991 году -



товарищей отдыхающих подвозят к пляжу на колёсах.
Кто хочет - может прогуляться пешком.
Я возвращалась одна из последних.
Ави остановил свой поезд и предложил подбросить до корпуса.
Я объяснила, что всё равно наматываю свой ежедневный километраж.
Тогда Ави угостил меня какой-то придорожной колючкой. Предварительно пожевав её сам.
В Эйн Геди все такие милые :)

Даже арабы. Их тут много. Как соли в море.
На той стороне у нас Иордания.



Если однажды Мёртвое Море пересохнет окончательно –
евреи и арабы пойдут навстречу друг другу по солёному дну,
встретятся, обнимутся под луной Эйн Геди и будут дальше жить как братья.

Tags: israel (the prehistoric native land)
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 37 comments