bellalv (bellalv) wrote,
bellalv
bellalv

Categories:

В промежутках между


Муж болеет очень аккуратно.
Каждые четверть часа сползает на пол и занимается разминкой.
Каждые четыре часа покорно делает ингаляцию.
Безропотно ест что дают. (Видели бы вы что дают - вы бы заплакали))
И вообще, ни лишних просьб, ни воплей, ни стенаний.

Вынужденное бездействие дало парню время подумать.
Так много он давно не думал, даже страшно представить, во что это может вылиться)
(я бы согласилась и на малое - газон вокруг дома,
но, втайне рассчитываю на более внушительные последствия
возможности целую неделю заниматься мозговым штурмом)
Но пока он больше молчит.
Мы, вообще, разговариваем исключительно по делу.
Есть люди слОва, а есть люди дела, он из вторых.

В этом плане, совместное проживание больше оказало влияние на меня, чем на него.
Правда, и его предложения нынче построены больше, чем из трёх слов,
а не, что было раньше)
Кажется, у него встроен аппарат, полностью отжимающий из речи всё лишнее.
И он тратит запас слов очень бережно.
Так израильтяне берегут пресную воду.
Ну а из моей речи, за годы семейной жизни,
полностью ушла восточная цветистость и сложноподчинённость смыслов,
причудливым образом переплетающихся друг с другом,
и щедро сдобренных пригоршнями ассоциаций.
Память подбрасывает)
Неплохая такая память, хотя есть вокруг люди, у которых, вообще как у Кобзона.
Перечитала милейшую миниатюру Ширвиндта, про то, как он, однажды, забился с Кобзоном на то,
что тот, на лету выучит и споёт гимн каким-то ямало-ненецким вахтовикам.
В той истории артисты добирались до своих слушателей на оленях и вертолётах,
сильно запоздали и явились уже под занавес.
А гимн для певцов местные умельцы сочинили заранее.
Кобзон отошел в сторонку, сосредоточился. И тут же вышел на сцену и спел все 10 куплетов.
Ширвиндт, который перед этим, неосторожно выразил сомнение и поспорил - здорово попал на деньги.
История имела продолжение через несколько десятков лет.
Однажды, к слову, Кобзон заявил, что, на спор, сможет снова пропеть тот дурацкий гимн.
Ширвиндт, конечно, снова поспорил, и снова пролетел.
Кобзон, ни разу не споткнувшись, как и в тот знаменательный вечер, выдал на гора все десять куплетов своим прекрасным голосом.

Пока муж уехал закрывать больничный, я своим серебрянным голоском подпою
500 choristes L'assasymphonie.
А то, когда человек болеет и думает одновременно,
громкую музыку включать как-то неприлично)

Tags: Я себе пою
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment