bellalv (bellalv) wrote,
bellalv
bellalv

Жизнь насекомых Пелевина и цвет неба в Иерусалиме


Над тёплой дачной печкой летают три мухи. Старшенький во дворе пишет ирисы и лилии.
Цветы вкусно-вкусно пахнут деньгами.

Мы твёрдо решили не продавать его первую картинку,
на которую нашлась весьма настырная покупательница.
Она нас достала, если честно - "продайте", да "продайте".
Дело было на выставке детских работ
после весеннего просмотра в художественной школе.
Парню было около тринадцати.
За его «Утро лета» предложили 50 рублей.
Среднемесячная зарплата его мамы была 130, а папы – 180.
- Пусть останется, как талисман, - подумали мы, - напишем новые.
Новые уходили влёт.



Акварель ласкает шершавую бумагу, нежно- нежно.
Так кончики женских пальцев скользят по небритой щеке любимого.
У маленького мальчика большие глаза, мохнатые ресницы и тонкие нервные пальцы.
Планшет с листом, коробочка ленинградской акварели, три колонковые кисти, пол-литровая банка с водой,
складной стульчик у грядки с цветами под окном.

- Бросай свои цветочки, айда иллюстрировать Пелевина, - высовывается из окна мама.
- Вот свежий роман. Без картинок. Сделаешь и будешь знаменитым.
Мальчик послушно идёт в дом.

На липкой жёлтой ленте, свисающей с потолка, медленно и вязко умирают мухи.
Он начинает рисовать гримасы вытекающей из затухающего живого организма жизни.
Мама сидит рядом и читает вслух Пелевина. Про навозного жука-пионера.
Про бизнесмена-комара. Про муху, которая материализуется в проститутку Наташу.
Жесткая вербализация пелевинских пограничных переходов продирает до мозга костей,
особенно, если читать вслух, с выражением.
Натурные зарисовки ребёнка тут же превращаются в сюрреалистические анимации.
Когда перевёрнута последняя страница,
мальчик аккуратно складывает душераздирающие рисунки в папку и твёрдо говорит:
- Мамочка, я не хочу быть знаменитым. Я ухожу рисовать свои цветы.
Но, чтобы твоим мухам не было скучно, - решает он подсластить мне разочарование, -
вечером я обязательно сделаю тебе анимированного комара.



Я разглядываю детский графический лист с анимированным комаром.
- Почему ты не хочешь сгонять на пленер в Иерусалим, -
спрашиваю я у приехавшего в гости хорошо накачанного парня
с большими глазами и длинными музыкальными пальцами.
Музыкальные пальцы упражняются на туристической «пенке»
с десятикилограммовыми гантелями.
- Знаешь, сколько оттенков у цвета неба в Иерусалиме? - продолжаю я, - а у зелени?
И он послушно уезжает в Иерусалим. Правда, этюдник оставляет дома.

Эти еврейские дети удивительно похожи
на фантастические бутерброды из почтительности и непокорности.

Tags: family and the house
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 25 comments