bellalv (bellalv) wrote,
bellalv
bellalv

Витя Малеев в школе и дома


Город в тайге рос, как на дрожжах.
Вырубался участок леса, ставились типовые хрущёвки
и тут же заселялись приехавшими на стройку века специалистами.
Социалкой особо не заморачивались.
До школы приходилось пилить 40 минут пешком, почти без тротуаров,
плюс минут 15 на автобусе, который ещё надо подождать.
А магазины гнездились рядом со школой.

Хавчик первой необходимости продавался из двух деревянных вагончиков неподалёку.
Один был «хлебный», другой – «молочный».
Покупатель поднимался на три грубо сваренные ступеньки к двери, и сразу упирался пузом в прилавок.
Продавщицы казались ужасно толстыми.
Им приходилось напяливать белые халаты сверху телогреек, а «кокошники» нахлобучивать поверх шапок.
Из их неприветливых ртов шёл пар,
на плитке с красной спиралькой стояла большая кастрюля в которой грелся громадный нож.
Этим ножом отрезались кусочки масла от несколько килограммовых заледенелых жёлтых кубов.
Молоко разливалось из алюминиевых фляг поллитровыми и литровыми черпаками.
Очередь к вагончикам стояла с бидонами и авоськами прямо в снегу, который не успевал утрамбовываться.
Ветер завывал и гнал снежные колючки прямо в глаза.
Очередь топала валенками и грелась анекдотами,
внимательно разглядывая друг другу лица.
Если на щеке у кого-то появлялось белое пятно – его пропускали без очереди.

Белые листочки из тетрадки были прикреплены железными кнопками к стенкам киоска.
Через трафарет на них были набиты буквы:
«Участники Великой Октябрьской Социалистической Революции
и инвалиды ВОВ обслуживаются без очереди».

Это была единственная реклама.
Даже вывесок «Хлеб» и «Молоко» на вагончиках не было.
Поскольку читать было больше нечего,
маленький, вставленный в пимы колобок, крест накрест замотанный сверху шалью,
каждый день перечитывал это объявление.
И оно мне ужасно не нравилось.
- Во-первых, - рассуждала я, - откуда здесь взяться участникам революции? -
Во-вторых, почему в революции можно только поучаствовать,
а в войне нужно непременно обинвалидиться, чтобы потом пользоваться привилегиями?
Объявление вызывало ещё массу вопросов и нареканий.
Папа называл их политическими и настойчиво просил не озвучивать в школе.
- Дальше Сибири не сошлют, - смеялась Мама.

Вчера муж позвонил отцу поздравить с Праздником.
И мы целый час весело вспоминали,
как в студенческие годы ходили на демонстрацию.
Для меня, если честно, загадка,
почему эта обязаловка сейчас вспоминается так тепло?
Может потому, что мы здорово тогда умели греться?

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 19 comments