Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

bellalv

Быстро, весело, не больно )

Тем кто зашёл :
как говорит christophe_ch ,
большой знаток французских политесов - Bienvenus au club! )


Байкал-июль-2009-083_руж2

Насчет ненормативностей и фривольностей –
здесь приличный блог, правда Российский -
что в переводе означает -
если в тему, а не самоцель – то почему бы и нет.

И ещё. Я бережно сохраняю все ваши комментарии. Все.
Но, некоторые, на время, скриню из тактических соображений.
Не пугайтесь, если что-то вдруг «теряется» )

bellalv

Полнолуние


Сегодня в 6 утра залюбовалась луной.
Прелесть загородного дома в том, что при удачном расположении,
взгляд из окна не упирается в стену соседа или забор, а уходит в бесконечность,
Наша "бесконечность" на западе
медленно разгоняется от окон-в-пол по нескольким соткам газона,
мягко скатывается в овраг, слегка притормаживая выкарабкивается на том берегу ручья,
и, путаясь в кронах деревьев, постепенно растворяется в небе.
Небо в шесть утра непроницаемо-чернильное.
Кругляшок луны, с чуть скошенным краем, слово криво вырезанный из цветной бумаги.
Как будто маленький ребёнок, утащив без спросу мамины маникюрные ножницы,
неумело, но с душой, готовит родителям в подарок новогоднюю открытку.

Это была вторая ассоциация)
Первым делом вспомнилось "Сквозь волнистые туманы пробирается луна, на печальные поляны льёт печально свет она".
Потому, что всё сходилось.
Облака бешено мчались на север, луна просвечивала сквозь них, то почти исчезая, то словно кутаясь в полупрозрачную кисею, то, представая на несколько мгновений во всей наготе;
заснеженный газон, простирающийся перед взглядом, вполне тянул на печальные поляны.
А если бы воспринимать картинку не из статичной позиции у окна,
а в движении снаружи - попадание в ощущения поэта двухсотлетней давности было бы полным.

Улыбнулась про себя сравнению восприятия одних и тех же вещей гением и простым смертным.
Подозвала мужа: - Видишь луну?
- Вижу.
Скажи пару фраз о том что тебе приходит в голову, когда ты на неё смотришь.
- Сквозь волнистые туманы пробирается луна, - совершенно неожиданно ответил он.
- Ого!) А теперь, пожалуйста - своими словами.
- Ну что? Луна как луна. Всё как обычно.
Он помолчал и добавил: - Сидит как приклеенная.
- Как приклеенная?, - слегка оживляюсь я, - А кто, по-твоему, её приклеил?
- Наверное, малыш. Видишь, как криво вырезана?

bellalv

Волшебная колыбельная


Сегодня Кецеле проводит свою первую в жизни ночь без мамы.
Она и раньше неоднократно высказывала желание остаться у нас переночевать,
но делала это очень осторожно, как бы стесняясь собственного нахальства,
ведь мама до сих пор считает дочку неотъемлемой частью себя,
а кому придёт в голову предложить оставить в гостях, скажем собственную руку
или ещё что-нибудь столь же важное.

Collapse )

bellalv

(no subject)


Всё и всех примет моя добрая страна,
и орду, и христианство и революцию,
всё в себе перемелет, отделит внутренним сепаратором полезные вещи,
а шелуху развеет по ветру.

Свалилось тут как-то на нас ещё одно наваждение, Хэллоуин.
В детском садике Кецеле решили отпраздновать.
Родителям было велено приготовить детишкам костюмы пострашнее.
Наши - то ли не поняли, то ли сделали вид, а только Кецеле заявилась на шабаш из громыхающих скелетов в королевском голубом платье до самого пола.
Платье было пошито из тяжёлого шуршащего шёлка, что придавало каждому движению неторопливость и грацию.
Голову Кецеле украшала увесистая корона с россыпью переливающихся камней,
а правой рукой она сжимала жезл, так же увенчанный композицией из крупных голубых кабошонов.
Короче, Кецеле сломала весь праздник. Она царственно подплывала ко всякой нежити и касалась её, на вытянутой руке, своей волшебной палочкой.
После чего мальчики с рёвом бросались к своим мамам и требовали немедленно сменить им костюмы скелетов на рыцарские доспехи,
а девочки записывались во фрейлины на завтра.

После того, как сценарий празднования Хеллоуина в отдельном садике был смят,
Кецеле, во всём своём немыслимом одеянии,
прибыла навести порядок в свои загородные владения.
Тяжёлое платье и корона на голове превратили её походку из вечно бегущей в неспешно плавную.
Она прогуливалась по дому, время от времени поднимала свою волшебную палочку и что-то бормотала про себя.
Наверное, наколдовывала себе в пустых комнатах кучи игрушек.
Время от времени, она подходила ко мне, немного сбоку,
и дотрагивалась палочкой то моего локтя, то плеча, в общем, куда могла дотянуться.
В один такой момент я спросила её, что это она делает.
- Я хочу, чтобы ты никогда не плакала, Белочка, никогда-никогда.
- Да разве же я плачу?
- Ты всё время плачешь в душе, а мне заметно.

Где-то в возрасте Кецеле я очень переживала за Незнайку, который мечтал обзавестись волшебной палочкой.
Для этого ему нужно было выполнить совершенно немыслимое условие - совершить три добрых дела бескорыстно, не думая ни о награде, ни о благодарности.
Как я его понимала)
Тут ведь что получается - делаешь доброе дело , а сам уже ждёшь, что тебя похвалят.
А чтобы три раза подряд и не ждать!
Незнайка, как вы помните, очень долго пытался, но всё безуспешно.
Правда, за время своих многочисленных попыток, он пристрастился делать добрые дела за просто так, и, с какого-то момента, продолжал уже на автопилоте.
И что же. Как-то встречается ему волшебник, посуливший волшебную палочку за три бескорыстных добрых дела, и эту самую палочку и вручает.
Дескать, ты тут случайно выполнил моё условие, получи-распишись.
А Незнайка ему и отвечает, что теперь волшебная палочка ему не нужна.
Потому, что если делаешь добрые дела - волшебство само приходит в твою жизнь.

Я смотрю на улыбающуюся фотографию своего папы.
Мой сын унаследовал эту улыбку и передал её Кецеле.
Знаете, есть такие улыбки - которые сами по себе, как прикосновение волшебной палочки.
Я вам сейчас тоже улыбнусь.
И вы никогда-никогда не будете плакать.

bellalv

Священные кедры


Односторонность народной мудрости, подчас,
говорит о том, что некоторые постулируемые ей вещи,
можно корректировать под себя.
Например, посадить дерево - я считаю - должен не только лишь мужчина)
Правильно - на мой взгляд - если этим богоугодным делом
займутся и женщины, и дети, и старики и прочий ближний круг.
У нас к посадке кедров были привлечены все желающие -
а кто откажется от такого счастья? -



даже внезапно случившийся московский гость.


Теперь человек, приезжая по делам в Питер,
будет, всякий раз, наведываться к своему персональному кедру.

Ценность конкретно наших деревьев ещё и в том,
что они не вырваны с корнями из леса, не куплены в питомнике.
А заботливо выращены из орешков шишки, привезённой из Сибири.
Так кусочек моей родины оказался привязан к родине моего папы.

Мы с мужем посадили 12 кедров.
За себя и за тех, кто уже никогда не посадит.
И в каждом дереве будет теперь жить и расти память о наших прародителях.



bellalv

(no subject)

- Что-то ты загрустил, Мячик, - говорит Новый Самокат.
- А сам-то, а сам-то, на себя посмотри!
(О, это настоящий еврейский мячик, ему палец в рот не клади, всё видит, и всегда вывернется из любой ситуации))
- Ну да, Кецеле шепнула мне на ушко, что приедет завтра с утра и мы будем с ней гонять по отмостке. А сама и не приехала.
- Ага, шепнула она ему! Разве ты не видел, что она потихоньку сунула в пакет с вещами белую балетную юбочку?
- Ну и что это значит, подумаешь, какая-то юбочка!
- Ой, не скажи! Кецеле уезжала поздно вечером, а если бы она хотела с утра вернуться - зачем ей прихватывать с собой танцевальный костюм?
- Твоя правда. Она никогда не танцует ни в шортиках, ни в штанишках.
Только в юбочке.



Мячик и Самокат обмениваются мнениями о цене женских обещаний и, как могут, поддерживают друг друга - всё же, товарищи по несчастью.
Обоих покинули эти крошечные ножки в салатовых кроксах.
Некому, ах, некому, пнуть в тугой оранжевый бочок,
некому оттолкнуться со всей силы от отмостки и покатить быстрее ветра.

- Может к обеду приедет? - размечтался Самокат. - Слышишь, как вкусно пахнет из кухни свежим супчиком?
- Ага, приедет! У ней там зеркало во всю стену! Она танцует перед ним в своей белой юбочке, а про нас и не вспомнит!
- Ну, залезай, я сейчас развею твою печаль, покатаю по дружбе!
- Да как же я удержусь - я же сразу полечу вперёд тебя!
- Точно. А вот Кецеле придумала бы выход!

Стоят Самокатик и Мячик в чистом поле, и не мил им без Кецеле белый свет.
Ни солнышко не радует, ни зелёная травка.
- Кажется мы влюбились, как последние дураки, - печально замечает Самокат.
- Скорее первые. И почему сразу "дураки"?
Что до меня - так я готов ждать Кецеле всю жизнь.
И думаю, что ничего умнее в жизни мужчины и быть не может!
Мячик и Самокат, прищурив глаза от солнца, смотрят на дорогу в безнадёжном ожидании красной машины с папой Кецеле за рулём.
Ждут и ждут. А она всё не едет и не едет.
- Слушай! Скоро мы с тобой окаменеем от ожидания.
- Точно. Превратимся в скульптурную группу. Нас водрузят на постамент, вокруг поставят лавочки. Мамы будут приходить сюда малышами в колясках и рассказывать им сказки о бессердечной девочке, которая покинула свои игрушки,
хоть и прочитала уже вдоль и поперёк историю Маленького Принца.

bellalv

Воспитание чувств (не по Флоберу))


Пять восхитительных рамбутанов лежат на картонной подложке-тарелочке из Вкусвилла.
Это один из "гостинцев для Белочки", привезённых родителями Кецеле.
Рядом арбуз, три персика и горка тамариндов.
У Кецеле, в её четыре года - три ходки в Тайланд, она знает, что почём)
Кецедле положила глаз на рамбутаны.
Я чищу ей один и она поглощает его с необычайной скоростью. Тут же требует второй.
- Давай оставим Белочке хотя бы половину, - обеспокоенно обращается к ней папа.
- Давай, - быстро соглашается с ним Кецеле и тут же кивает мне на третий рамбутан.
За третьим немедленно следует четвёртый.
- Давай оставим Белочки хотя бы последний!, - папа пытается выправить корабль справедливости, давший сильный крен.
- Давай!, - Кецеле нисколечки не возражает и тут же требует у меня этот самый последний рамбутан.
- Оставь Белочке хотя бы половинку!, - не сдаётся папа, привычно балансируя на грани возможного.
- Хорошо!, - Папе возражать - себе дороже. Кецеле это давно уяснила и выработала линию поведения, преисполненную настоящего женского коварства - она мило соглашается со всем, что он говорит и продолжает делать то, что считает нужным.
Наказания всё равно не последует - это она знает железно.
В лучшем случае - придётся выслушать порцию сожалений и нравоучений -
не такая уж высокая плата за удовольствие, согласитесь?)

Сок рамбутана стекает по счастливому подбородку.
Кецеле, зажмурив глаза - то ли от удовольствия, то ли от того, чтобы не видеть, что она доедает вторую половинку последнего рамбутана, наслаждается процессом.
Но перед самым финишем она останавливается.
И торжественно вручает мне косточку с крошечным кусочком мякоти рамбутана, оставшемся на ней.
- Половину отдала, - сообщает она папе. - Ну, почти половину.
Это всё же честный ребёнок. В "почти половину" может входить очень разное.
Изучающе смотрит на меня. Вдруг я гордо отвергну огрызок, и тогда она с радостью прикончит его сама.

- Ничего, ничего, ничего, - напеваю я песню Бумбараша. - Вот ты вырастешь большая, заработаешь кучу денег и купишь целую корзинку рамбутанов...
- И все их съем сама! - Кецеле не желает, чтобы я питала какие-то иллюзии насчёт рамбутанов из корзинки в будущем.
- Хорошо. Ты вырастешь большая, купишь две корзинки рамбутанов...
- И съем все две корзинки! Рамбутанами невозможно наесться!

Мама Кецеле тихо качает в углу головой.
Только что приучила дочку делиться самым любимым лакомством - мороженым!
Думала, что если уж ребёнок поделился мороженым, то жадность искоренена подчистую.
Но вот на первом же рамбутане видно, что процесс этот бесконечен, как милосердие Божие.
Папа Кецеле, буквально с рождения, был самым щедрым мальчиком, и яркие картинки его готовности делиться с ближним всем, чем располагает, до сих пор стоят у меня перед глазами.
Это было не воспитанное, а природное свойство.
Но самым ценным, на мой взгляд, являются качества не природные, и не воспитанные, а те, которые человек, осознав их острый недостаток, формирует у себя сам.
Я, например, от природы ужасно безалаберна.
И никто, в этом плане, меня особо не воспитывал.
Но однажды я поняла сама, что без чёткого регламента во всех делах очень трудно жить.
И хотела бы я сейчас посмотреть на человека, у которого более упорядочен пренадлежащий ему предметный мир, документы, счета и прочие важные вещи, нежели у вашего покорного слуги.
Только в области чувств у меня по-прежнему полный раздрай и кавардак)
Обязательно, природа где-нибудь, да просочится на волю)

bellalv

Поколенческие трансформации наказаний и взаимопонимания


Три пары носочков привезла мама Кецеле в своей сумке.
Одни - серые, другие бирюзовые в белую звёздочку, а третьи - чисто белые.
Раньше Кецеле рассекала по дому в салатовых кроксах, да в прошлый раз случайно уехала прямо в них, и кроксы, мгновенно превратились из домашних тапок в уличную обувь.
Что Кецеле осталась без тапочек для загородного дома, родители вспомнили уже перед самым выездом, вот мама и прихватила весь запас в ассортименте -
дескать пусть денёк побегает по бетону в носках.

Все три пары новеньких носочков Кецеле категорически отвергла.
Серые - за цвет. Вообще, удивительное отторжение у этого ребёнка серого цвета замечено давно и просто странно, как в эту отверженную гамму затесались носки, ну да ладно.
Бирюзовые со звёздочками получили отставку из-за этих самых звёздочек.
Чем не глянулись звёздочки осталось загадкой,
впрочем, принцессы и не должны пояснять причины своих нежеланий.
А белые показались Кецеле великоватыми.
Так оно, навскидку, и было.
Странно лишь то, что она категорически отказалась их даже примерить.
Итак, Кецеле уже носится по бетонному полу босиком,
за ней гоняется мама, добрым словом пытающаяся склонить дочь к повиновению.
Кецеле включает режим "ну-ка, догони", и благополучно удирает, сверкая босыми пятками.
По дороге её ловит папа, усаживает на колени и пытается впарить информацию о вреде для здоровья девочек хождения босиком по холодному бетону.
Кецеле внимает.
И даже уже почти готова поменять своё решение в пользу носочков.
Но один взгляд на ранее отвергнутые носки вновь утверждает её в предыдущем решении - эти вещи ей не подходят, надевать их она не будет, и баста.
Папа напряжённо соображает.
Он очень умён и умеет заставлять людей подчиняться против их воли.
Одна лишь Кецеле имеет над ним странную власть, когда от её "хочу" или "не хочу", вдруг рассыпаются в пыль все его тщательно выстроенные аргументы.
Чтобы усилить свои позиции Кецеле пускает слезу:
- Видишь, папа, эти носки большие, эти - с дурацкими звёздочками, а эти вообще серые.
Никак невозможно их надеть, никак!
И папа тяжело вздыхает, спускает Кецеле с колен и говорит; - Я тебя понимаю. Большие - плохо, звёздочки - тихий ужас, а серые - вообще ни в какие ворота. Что же. Раз уж так сложилось - бегай босиком.

Удивительное дело. Уметь, имея полную власть над маленьким ребёнком, поставить себя на его место и почувствовать его, такие важные на тот момент, эстетические проблемы!
Я бы, в подобной ситуации - когда он был малышом - впрочем вполне послушным -
усадила бы его на диван вместе со всеми этими носками и сказала бы что-то вроде: - Не хочешь надевать носки - пожалуйста. Сиди на диване без них сколько душе угодно.
Но если понадобиться слезть - будь ласков, надень.
То есть, оставила бы свободу выбора.

Ну а меня, в моём детстве, и спрашивать бы не стали.
Родители бы поставили меня на бесконечные пять минут носом в угол за строптивость.
И любой колючий шершавый свитерок, из-за которого поднимался было бунт на корабле,
не стоил, в моих глазах, такой цены за усмирение.

А Бабуля бы просто прочитала очередной раз лекцию с картинками о грехе неповиновения,
чтобы не слушать которую, безропотно надевались и невозможная юбочка в пол и даже платочек на голову)

bellalv

(no subject)


В этом году 9 мая для многих из нас - день поминовения.
Этакая Родительская Суббота на весь Божий мир.
Без громких слов, без литавр.
И, знаете - то, что творится в душе
совсем и не хочется выплёскивать нынче наружу.

Какие у меня планы на сегодня?
Сводить маленькую девочку с золотыми волосами к Арке Победы.
Прочитать ей по памяти "Быль для детей" Михалкова.
Показать фотографии её героических предков.
И ответить, как смогу, на все её вопросы.

bellalv

Юбилей) Принимаем поздравления!



Пять лет назад мы приступили к строительству дома.



За этой фразой всенепременно должен следовать супер экстраординарный ролик с этапами стройки
от заливки фундамента до возведения стропил крыши
(эх, как вспомню - как мы, уже под снегом, затаскивали вдвоём на крышу листы металлочерепицы,
и, примерзающими к ним через перчатки руками,
занимались монтажом - так и вздрогну))
Но это ж я, и у меня вечно у меня нет ложки к обеду!
Точнее так. Я тут клею обои и мне, как всегда, некогда оторваться и немного попраздновать)
Вы думаете мой дубовый стол ломится от яств, и в ведёрке со льдом охлаждается шампанское?)
Ага)))

Нет, вчера я таки присела за комп с целью создания этого эпичного произведения,
но, почему-то, получилась ... видео история о том,
как мы с Кецеле играли в книжный магазин)
Мама Кецеле, к слову, с изумлением рассказывает,
что ребёнок может не открыть коробочку с новой куклой или другой игрушкой.
Спокойно поблагодарит за подарок и уберёт нераспакованным в гардеробную.
Но ни за что не пропустит ни одной свежей папиной книжки.
Причём, ей всё равно, что "читать".
Около экономические труды Феликса Мартина или Тони Роббинса так же идут на ура,
как и собственный "Волшебник Изумрудного города".
Приезжая к нам, Кецеле, первым делом, устраивается на ковре
и требует принести ей коробку с книгами.
А потом, забыв про всё на свете, перелистывает страницы, бормоча себе под нос "вычитанные" там истории.

Историю строительства нашего дома я, все пять лет, детально рассказывала в этом журнале.
Когда-нибудь, когда кедры - которые мы таки собираемся на этой неделе
высадить из горшочков в землю - вымахают до самого неба,
Кецеле напишет свою книжку.
И там будет несколько глав о том, что ей запомнилось из детства,
прошедшего в доме, который строила, общими силами, вся её семья.