Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

bellalv

Поколенческие трансформации наказаний и взаимопонимания


Три пары носочков привезла мама Кецеле в своей сумке.
Одни - серые, другие бирюзовые в белую звёздочку, а третьи - чисто белые.
Раньше Кецеле рассекала по дому в салатовых кроксах, да в прошлый раз случайно уехала прямо в них, и кроксы, мгновенно превратились из домашних тапок в уличную обувь.
Что Кецеле осталась без тапочек для загородного дома, родители вспомнили уже перед самым выездом, вот мама и прихватила весь запас в ассортименте -
дескать пусть денёк побегает по бетону в носках.

Все три пары новеньких носочков Кецеле категорически отвергла.
Серые - за цвет. Вообще, удивительное отторжение у этого ребёнка серого цвета замечено давно и просто странно, как в эту отверженную гамму затесались носки, ну да ладно.
Бирюзовые со звёздочками получили отставку из-за этих самых звёздочек.
Чем не глянулись звёздочки осталось загадкой,
впрочем, принцессы и не должны пояснять причины своих нежеланий.
А белые показались Кецеле великоватыми.
Так оно, навскидку, и было.
Странно лишь то, что она категорически отказалась их даже примерить.
Итак, Кецеле уже носится по бетонному полу босиком,
за ней гоняется мама, добрым словом пытающаяся склонить дочь к повиновению.
Кецеле включает режим "ну-ка, догони", и благополучно удирает, сверкая босыми пятками.
По дороге её ловит папа, усаживает на колени и пытается впарить информацию о вреде для здоровья девочек хождения босиком по холодному бетону.
Кецеле внимает.
И даже уже почти готова поменять своё решение в пользу носочков.
Но один взгляд на ранее отвергнутые носки вновь утверждает её в предыдущем решении - эти вещи ей не подходят, надевать их она не будет, и баста.
Папа напряжённо соображает.
Он очень умён и умеет заставлять людей подчиняться против их воли.
Одна лишь Кецеле имеет над ним странную власть, когда от её "хочу" или "не хочу", вдруг рассыпаются в пыль все его тщательно выстроенные аргументы.
Чтобы усилить свои позиции Кецеле пускает слезу:
- Видишь, папа, эти носки большие, эти - с дурацкими звёздочками, а эти вообще серые.
Никак невозможно их надеть, никак!
И папа тяжело вздыхает, спускает Кецеле с колен и говорит; - Я тебя понимаю. Большие - плохо, звёздочки - тихий ужас, а серые - вообще ни в какие ворота. Что же. Раз уж так сложилось - бегай босиком.

Удивительное дело. Уметь, имея полную власть над маленьким ребёнком, поставить себя на его место и почувствовать его, такие важные на тот момент, эстетические проблемы!
Я бы, в подобной ситуации - когда он был малышом - впрочем вполне послушным -
усадила бы его на диван вместе со всеми этими носками и сказала бы что-то вроде: - Не хочешь надевать носки - пожалуйста. Сиди на диване без них сколько душе угодно.
Но если понадобиться слезть - будь ласков, надень.
То есть, оставила бы свободу выбора.

Ну а меня, в моём детстве, и спрашивать бы не стали.
Родители бы поставили меня на бесконечные пять минут носом в угол за строптивость.
И любой колючий шершавый свитерок, из-за которого поднимался было бунт на корабле,
не стоил, в моих глазах, такой цены за усмирение.

А Бабуля бы просто прочитала очередной раз лекцию с картинками о грехе неповиновения,
чтобы не слушать которую, безропотно надевались и невозможная юбочка в пол и даже платочек на голову)

bellalv

(no subject)


В этом году 9 мая для многих из нас - день поминовения.
Этакая Родительская Суббота на весь Божий мир.
Без громких слов, без литавр.
И, знаете - то, что творится в душе
совсем и не хочется выплёскивать нынче наружу.

Какие у меня планы на сегодня?
Сводить маленькую девочку с золотыми волосами к Арке Победы.
Прочитать ей по памяти "Быль для детей" Михалкова.
Показать фотографии её героических предков.
И ответить, как смогу, на все её вопросы.

bellalv

Юбилей) Принимаем поздравления!



Пять лет назад мы приступили к строительству дома.



За этой фразой всенепременно должен следовать супер экстраординарный ролик с этапами стройки
от заливки фундамента до возведения стропил крыши
(эх, как вспомню - как мы, уже под снегом, затаскивали вдвоём на крышу листы металлочерепицы,
и, примерзающими к ним через перчатки руками,
занимались монтажом - так и вздрогну))
Но это ж я, и у меня вечно у меня нет ложки к обеду!
Точнее так. Я тут клею обои и мне, как всегда, некогда оторваться и немного попраздновать)
Вы думаете мой дубовый стол ломится от яств, и в ведёрке со льдом охлаждается шампанское?)
Ага)))

Нет, вчера я таки присела за комп с целью создания этого эпичного произведения,
но, почему-то, получилась ... видео история о том,
как мы с Кецеле играли в книжный магазин)
Мама Кецеле, к слову, с изумлением рассказывает,
что ребёнок может не открыть коробочку с новой куклой или другой игрушкой.
Спокойно поблагодарит за подарок и уберёт нераспакованным в гардеробную.
Но ни за что не пропустит ни одной свежей папиной книжки.
Причём, ей всё равно, что "читать".
Около экономические труды Феликса Мартина или Тони Роббинса так же идут на ура,
как и собственный "Волшебник Изумрудного города".
Приезжая к нам, Кецеле, первым делом, устраивается на ковре
и требует принести ей коробку с книгами.
А потом, забыв про всё на свете, перелистывает страницы, бормоча себе под нос "вычитанные" там истории.

Историю строительства нашего дома я, все пять лет, детально рассказывала в этом журнале.
Когда-нибудь, когда кедры - которые мы таки собираемся на этой неделе
высадить из горшочков в землю - вымахают до самого неба,
Кецеле напишет свою книжку.
И там будет несколько глав о том, что ей запомнилось из детства,
прошедшего в доме, который строила, общими силами, вся её семья.

bellalv

И травы тихо кланяются в пояс, когда к ним прикасается рука


На прошлой неделе -
карантина в детских садиках ещё объявлено не было -
родители Кецеле, с бесшабашностью, присущей тридцатилетним,
решили, что "пусть ходит".
Дескать, не стоит вносить свой вклад в умножение паники.
Я, верная принципу, "не давать советов, если не спрашивают",
воздержалась от рвущегося изнутри протеста.
Протест - если уж совсем честно - был таким лёгким,
что я и сама его почти не слышала.
В четверг - Кецеле приболела.
Обычная простуда, впрочем, но кто теперь считает.
Однако, к нам нынче ребята в гости не едут.
Я, со своим вечным бронхитом - в группе риска.
И должна сидеть за тремя хрустальными стенами.
И ждать большого дождя)



Муж, возвращаясь с работы, чистит одежду и обувь так,
как будто он провёл смену на установке ядерного реактора.
Мышь под хрустальную стену не подкопается.
Птица над хрустальной стеной не пролетит.
Только, иногда, с воли доносится волшебная музыка.

bellalv

(no subject)


Привезла из дома простой карандаш, очень удобный.
Трёхгранный, с овальными выемками по всей поверхности -
сам ложится в руку, пальцы, сжимающие его, совсем не чувствуют напряжения.
Кецеле облюбовала его сразу, как увидела,
и некоторое время примерялась, на чём испробовать.
Её внимание привлекла большая стена, хорошо освещённая из южного окна.
Кецеле подошла к стене, взмахнула рукой и искоса взглянула на меня, ожидая реакцию.
Дома у неё стоит детский мольбертик, а стены под запретом - обои!
Мольберт появился после пары художеств на обоях вместе с разъяснениями, во сколько мороженых и походов в театр обойдётся папе переклеивание новых полос.

Тут же нет ни мольбертика, ни обоев.
Можно ли порисовать на стенах - вопрос.
- Рисуй, конечно, - разрешила я. - Давай договоримся, что на наших стенах, до покраски цветом - а это ещё когда случится - тебе можно будет рисовать, сколько душе угодно.
А потом, тоже перейдём к экзерсисам на мольберте.
И Кецеле приступила к графике.
Сначала, она иллюстрировала какую-то песенку собственного сочинения.
Карандашик двигался по поверхности в ритме мелодии. Плавные линии сменялись зигзагами, закручивались спиралями, резко взлетали вверх на ту высоту, которую она могла взять, приподнявшись на цыпочки, опускались до самого стыка стены с полом.
В какой-то момент линия закружилась на одном месте,
и результат показался Кецеле похожим на муху.
Текст тут же поменялся.
- Муха по полю пошла - линия взлетела по диагонали влево, - Муха денежку нашла - линия превратилась в овал, размером с монетку.
- Пошла муха на базар - линия расхябанно потянулась вправо, - И купила самовар, - тут произошла темпераментная кульминация рисунка с приостановкой текста - самовару нужно было уделить внимания побольше - он получился большой и жирный.
Интересно, что спустя час, рассматривая своё произведение, Кецеле очень точно помнила, где у неё самовар, где чашки, где жуки и где комарик.
Каракули воплощали совершенно живое действие и были наполнены содержанием и смыслом.

Может быть, в домах, где есть маленькие дети, вовсе не нужно клеить обои?
А может вообще стоит отдать в распоряжение малышей все фасады.
И жить в мире детских ритмов и сочетаний цветов.

Кецеле принесла мне и изрисованный до дерева карандашик:
- Смотри! Он сломался!
И мне открылось, почему дети не точат карандаши, а чинят)

Collapse )
bellalv

(no subject)


Вечерами, реставрирую старенькие потрёпанные детские книжки.
Идеальный, кстати, реставрационный материал
для подклейки разрывов и выпрямления заломов - малярный скотч.
Деликатный такой, полупрозрачный, и почти не влияет на толщину странички.

Заодно, перечитываю детскую классику.
Вчера у меня в программе была починка стопки тоненьких книжек.
30 авторов. Баратынский, Бианки, Бунин... Толстой. Ушинский, Чуковский.
Тиражи книг -1500 000 - 3 000 000. Средняя цена 10 копеек.
Ностальгия)
Издательств несколько. В основном - "Детская Литература" и "Советская Россия".
Небольшой блок Восточно-Сибирского книжного издательства.
Серии "Читаем сами", "Мои первые книжки", "Книга за книгой".
Больше всего "тоненького" Пушкина - 5 книжек.
В томиках - его, конечно, значительно больше.

Очень благодарна маме за то, что очень рано научила читать.
Очень благодарна папе, который ещё до моего рождения начал собирать детскую библиотеку.
А к тому времени, когда я пристрастилась к чтению -
у нас дома уже стоял стеллаж шедевров мировой детской литературы.
Огромный, в потолок.
Одно из любимых времяпрепровождений всю мою жизнь - читать.
И это то, что более всего остального связывает меня с народом Книги.

bellalv

(no subject)


За стеклянным фасадом второго этажа придорожного кафе - небольшая открытая площадка, с которой вниз спускается винтовая лестница.
На двери, ведущей наружу, табличка "аварийный выход". Дверь не заперта.
Сама площадка огорожена конструкцией с перильцами по пояс взрослому человеку.
Дальше - пустота.
Если усесться на эти перильца, а потом откинуться немного назад -
можно, не удержав равновесия, шмякнуться вниз.
Именно этим занимается пацанёнок лет восьми.
Причём, назад он отклонился на предельно опасный градус -
делает рискованное селфи, вторая рука тоже в воздухе.

Мы сидим шагах в десяти от происходящего, я лицом, муж спиной.
Я говорю: - Там мальчуган может пикернуть на асфальт.
Иди сними его и надери уши.
Муж поворачивает голову и, как ни в чём не бывало, остаётся на месте.
- Нельзя. Он может испугаться приближения взрослого, задёргается
и тогда точно свалится.
Тем временем, мальчишка видимо поймал свой кадр,
потому, что пока мы перебросились парой фраз о необходимости вмешательства -
его и след простыл.

Я выхожу на площадку запасного выхода, приближаюсь к перилам, заглядываю вниз.
Страха высоты у меня тоже нет. Но сплошной бетон внизу говорит о том, что голова случайно упавшего расколется как орех.
И вспорхнуть на перила мне точно не захотелось.
Теперь вот думаю, что нужно делать,
когда на твоих глазах дети развлекаются подобным образом.
И решение, бывает, нужно принять за секунду.

bellalv

(no subject)


С высотки, на которой с допетровских времён стоит наша деревня,
сам Питер - как на ладони.
В войну, здесь стояли немецкие и румынские части.
И били по городу прямой наводкой.
Обратно - тоже прилетало.
Деревушка наша маленькая, одна улочка.
А по соседству - раз в десять больше. Тоже допетровская.
Но ни там ни там не сохранилось ни одного старинного дома.
Все постройки - послевоенные.
И все деревья тоже послевоенные...
В наших краях проходил один из рубежей обороны на подступах к городу.
Недалеко от места, где сейчас стоит Арка Победы -
более 75 тысяч человек участвовали в строительстве укреплений.
В основном, старшеклассники, старики.
Когда экскаватор копал котлован под фундамент нашего дома,
я, если честно, опасалась каких-нибудь страшных находок.
Но там был только один проржавленный снаряд.
Экскаваторщик забрал его себе. "За риск")

Вчера к Арке Победы пришло очень много людей.
Мы подъехали заранее, за полчаса до начала вечера памяти.
Но все ближние подходы были уже заполнены народом.
Это мероприятие проводится в сентябре уже несколько лет подряд,
и, несмотря на отсутствие яркой рекламы, тысячи людей о нём как-то знают и помнят.
И приходят. И приводят своих детей.
Большой экран у арки показывает немыслимые картины разрушений Ленинграда.
Блокадных жителей. Страшная фотохроника войны.
Я обвожу взглядом молчаливых людей приехавших сюда со всего Питера.
Если нужна иллюстрация к выражению "память народная" -
то вот она, прямо перед глазами.

У меня подрастает четыре дюжины сибирских кедров.
Они тоже будут высажены в память.
В память сибиряков, которые защищали эти рубежи.
Где-то под Спасской Полистью погиб мой дед.
После госпиталя он был отправлен прямо в эту мясорубку.
И дальше его след потерялся.
Я говорю "след потерялся". Э, нет. Есть мемориал в Мясном Бору.
Есть Арка Победы в Красном Селе.
И будут расти сибирские кедры на нашей улице.

bellalv

(no subject)


Вначале было слово, говорите?
А перед ним, что было перед словом?
Перед словом была мысль.
А перед ней — желание.
А перед желанием — острая потребность. Нехватка.
Нехватка чего могла быть у Бога?

Тотемное (ну почти)) животное моего мужа — петушок на палочке.
Когда что-то желанное, подразнив, проносится мимо носа, он, обычно,
печально замечает: - Эх, не досталось мне заветного петушка!
Это было одно из самых ярких его деревенских детских переживаний.
Представьте завьюженную уральскую деревню. Дом от дома далеко - у людей большие огороды, конюшни со скотиной.
Сельский магазинчик — один на всю округу — совсем маленький — три прилавка по стенам.
Там — самое необходимое, то что не растёт в огороде — хлеб, сахар, крупы, сода, соль, уксус, хозяйственное мыло... Из ребячьих радостей — два вида карамелек — подушечки и в бумажках. Дома, конечно, полно своего варенья, но это привычно.
А вот завезут мороженое — праздник детворе! Тем, кто успел оказаться поблизости.
И с копеечкой в кармане.
И вот, однажды, привезли леденечных петушков.
Золотых петушков на палочке. И мой красавчик, лет тогда четырёх-пяти, в аккурат проходил мимо.
За петушками —- очередь, аж хвостом по улице завевается.
Счастливчики, тут же, сняв целлофановую обёртку, начинают смаковать свою удачу.
Аж слюнки текут.
Бросился малыш домой за деньгами, пока добежал до дома, пока нашёл гривенничек...
Когда вернулся, весь запыхавшись и в поту — нет уже ни очереди, ни вожделенных петушков.
И он стоит со своей денежкой посреди опустевшей улицы и так горько ему,
что привкус этого разочарования приклеился на всю жизнь.
Так вот, сначала было желание.
Сильное желание.
Какое желание могло быть у Бога?
Я думаю, он очень хотел поразить других богов.
У них, у богов, время от времени случаются свои выставки достижений.
Бог, создавший нашу вселенную - в моих снах стремительно молодеет.
Теперь — он уже мальчишка, а наш мир — его быстрый конкурсный проект из серии "сделай сам".
Прошла выставка — отнесли игрушку на чердак, там она, забытая хозяином, пылится вместе с другими вещами, которые вроде уже не нужны, а выбросить жалко.
Проект немного рассохся, кое-где проржавел, но, в целом, рабочий.

Дубочки, посаженные нами три года назад на склоне оврага стремительно набирают рост.
Выращенные из сибирских орешков кедры ещё сидят в пластиковых банках и сердито шевелят корнями:
- Когда уж вы закончите дренажные работы и высадите нас на наши законные места?
В округе — появилось несколько новых коттеджей.
По деревенской улице носятся стайки детишек.
Почти все из них уже по нескольку раз побывали за разными границами и знакомы со всеми сладостями мира.
Чем их можно удивить? Чем порадовать?
Надо будет спросить, какие желания есть у детей, у которых есть всё.
Чтобы немного представлять, какие боги из них вырастут.