Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

bellalv

Сюнга


Чем вы, измочаленные дневными заботами,
занимаетесь по ночам?
Я - наливаю глоточек Абрау-Дюрсо,
и, кинув на пол видавшее виды старенькое голубое одеяло,
перелистываю альбом с японскими гравюрами.



И запах высококачественной полиграфии смешивается с ароматами любви.
И июньское питерское солнце между закатом и восходом не даёт небу потемнеть даже на пару часов.



bellalv

(no subject)




Кецеле показывает мне по скайпу картинку.
На картинке - бабочка, лихо нарисованная цветной гуашью.
- Что это такое?, - на всякий случай вопрошаю я.
Дело в том, что совсем недавно из под её белых ручек выходили каракули-маракули,
смысл которых можно было трактовать как угодно зрительской душе.
А тут, внезапно, появляется нечто вполне узнаваемое. Да ещё в цвете!
- Это моё творчество, - хвастливо ответствует Кецеле.
- Ах, какое замечательное "творчество", - умиляюсь я, и, на всякий случай уточняю: - А ты сама рисовала?
- Сама!, - лаконично изрекает Кецеле, выпуская некоторые существенные подробности.

Подробности заключаются в том, что на своём листочке бабочку изображала её Мама,
а Кецеле лишь повторяла на другом все её движения.
Но и для учебной работы бабочка оказалась выполнена довольно живенько.

- Слушай, вот ты уже и рисуешь почти так же хорошо, как танцуешь,
кем ты хочешь стать, когда вырастешь - артисткой или художницей?
Видимо, насчёт будущего у Кецеле вопрос давно решённый,
потому, что отвечает она не задумываясь: - Я буду принцессой.
- Понятно. А чем, скажем, такая принцесса, как ты, будет зарабатывать себе на жизнь?
Кецеле посмотрела на меня взглядом, говорящим, что такие простые вещи надо понимать самому:
- Принцессы не зарабатывают на жизнь. Принцессы тратят.
Я снова смеюсь: - На первую половину твоего определения - я сейчас чистой воды принцесса.



bellalv

Подарки небес


Наверное многие, если не все, обращались к небесам
с горестным ли, гневным ли, вопросом "За что?",
получив отменную порцию неизвестно откуда свалившихся несчастий.
Забавно, что этот вопрос обычно просто не приходит в голову,
когда на нас, столь же неожиданно, обрушивается что-то хорошее.
Почему благодеяния в наш адрес
воспринимаются как само собой разумеющееся - загадка.
И, отдельный вопрос,
почему мы перестали считать подарком самые простые доступные вещи
и почти утратили искусство радоваться им?

bellalv

(no subject)


Природа, видимо желая соблюсти баланс
и как-то уравновесить аномально тёплую зиму,
принялась, по весне, выпускать нерастраченный холод.

Мелкие снежинки целыми днями носятся в воздухе,
и картинки за окнами становятся расплывчатыми и нечёткими, как акварели по-сырому.

За ночь земля покрывается изморозью, а к полудню снег подтаивает,
оставаясь лишь узенькими полосками в небольших углублениях,
словно на поля выскочили одновременно сотни ласок,
и вдруг, чему-то удивившись, застыли на месте.

bellalv

(no subject)


Привезла из дома простой карандаш, очень удобный.
Трёхгранный, с овальными выемками по всей поверхности -
сам ложится в руку, пальцы, сжимающие его, совсем не чувствуют напряжения.
Кецеле облюбовала его сразу, как увидела,
и некоторое время примерялась, на чём испробовать.
Её внимание привлекла большая стена, хорошо освещённая из южного окна.
Кецеле подошла к стене, взмахнула рукой и искоса взглянула на меня, ожидая реакцию.
Дома у неё стоит детский мольбертик, а стены под запретом - обои!
Мольберт появился после пары художеств на обоях вместе с разъяснениями, во сколько мороженых и походов в театр обойдётся папе переклеивание новых полос.

Тут же нет ни мольбертика, ни обоев.
Можно ли порисовать на стенах - вопрос.
- Рисуй, конечно, - разрешила я. - Давай договоримся, что на наших стенах, до покраски цветом - а это ещё когда случится - тебе можно будет рисовать, сколько душе угодно.
А потом, тоже перейдём к экзерсисам на мольберте.
И Кецеле приступила к графике.
Сначала, она иллюстрировала какую-то песенку собственного сочинения.
Карандашик двигался по поверхности в ритме мелодии. Плавные линии сменялись зигзагами, закручивались спиралями, резко взлетали вверх на ту высоту, которую она могла взять, приподнявшись на цыпочки, опускались до самого стыка стены с полом.
В какой-то момент линия закружилась на одном месте,
и результат показался Кецеле похожим на муху.
Текст тут же поменялся.
- Муха по полю пошла - линия взлетела по диагонали влево, - Муха денежку нашла - линия превратилась в овал, размером с монетку.
- Пошла муха на базар - линия расхябанно потянулась вправо, - И купила самовар, - тут произошла темпераментная кульминация рисунка с приостановкой текста - самовару нужно было уделить внимания побольше - он получился большой и жирный.
Интересно, что спустя час, рассматривая своё произведение, Кецеле очень точно помнила, где у неё самовар, где чашки, где жуки и где комарик.
Каракули воплощали совершенно живое действие и были наполнены содержанием и смыслом.

Может быть, в домах, где есть маленькие дети, вовсе не нужно клеить обои?
А может вообще стоит отдать в распоряжение малышей все фасады.
И жить в мире детских ритмов и сочетаний цветов.

Кецеле принесла мне и изрисованный до дерева карандашик:
- Смотри! Он сломался!
И мне открылось, почему дети не точат карандаши, а чинят)

Collapse )
bellalv

Врождённое искусство не идти на поводу у обстоятельств


Соотношение детей и родителей на детской площадке - один к двум-трём.
Видимо, пока один из супругов гуляет с детьми - другой занимается хозяйством.
И тут появляемся мы.
Впереди - важно вышагивает Кецеле.
За ней следом идут мама Кецеле и папа Кецеле.
За ними - нестройной толпой - мама папы Кецеле, папа папы Кецеле, мама мамы Кецеле и папа мамы Кецеле (в прошлый раз мы собирались в таком составе в роддоме на выписке принцессы))
И пропорции детей и взрослых в игровой зоне тут же выравниваются.
На площадке работают парень и девушка в костюмах добродушных собак.
У них с собой волшебный мешок с атрибутами для разных групповых игр
и много задорной музыки. Детишки гостей клубного посёлка в полном восторге.

Обратила внимание, в тех играх, где есть какая-то свобода воли - например, попасть в кого-нибудь из зрителей мягкой игрушкой - Кецеле принимает участие с удовольствием.
А там, где нужно механически повторять какие-то действия за ведущим, она начинает испытывать какие-то одной ей ведомые опасения.
И тут же выскальзывает из мероприятия и несётся к папе.
Вскарабкивается ему на руки, как на высокую сосну.
И замирает, положив голову ему на плечо.
Женщины начнут задавать глупые вопросы и выталкивать обратно в круг - ведь там так весело!
И только папа всегда точно понимает в чём дело, ему не нужно объяснений.
Может быть потому, что голос здравого смысла позволял ему много раз, с самого детства, оставаться в стороне от групповых безумств.
До сих пор помню, как в третьем классе, он единственный их мальчиков своего класса не налакался палёного вина в кустах, где одноклассники, подражая старшим, решили отметить окончание дня здоровья.
- Как Алёша?, - разбудил нас, ближе к полуночи, взволнованный голос его классной руководительницы.
- Спит. А что?
- С ним всё в порядке?
- Да что, в конце-концов, случилось?
- Понимаете, всех моих мальчиков, этим вечером, увезли по скорой в больницу.
С алкогольными отравлениями разной степени тяжести.
Одного Алёши среди них нет.
Вот я и волнуюсь...

В истории с Гамельнским крысоловом была пара таких детей.
От них-то мы и узнали, что у них там, в Гамельне, на самом деле произошло.

bellalv

(no subject)


Молодая женщина влетает в спальню и останавливается, почувствовав лёгкое присутствие чего-то нового. Вообще-то, это практически невозможно - среди антикварной мебели, картин на стенах, сотне затейливых вещиц на всех поверхностях можно незаметно запрятать что угодно, как лист в лесу. Любая форма, размер, цвет - просто растворятся в этом великолепии, как блестящий медный чайник в пёстрой роскоши восточного базара.
И всё же. Что-то новое здесь определённо появилось.
Женщина глубоко вздыхает, прикрывает глаза, и ей вдруг вспоминается детство, солнечное июньское утро в сосновом лесу, дед ко́рит брёвна для постройки дачного домика и рассказывает про войну.
Маленькая девочка слушает, впитывая в себя каждое слово. Вокруг колышутся травы, издавая пряный аромат, прогретый солнцем...

Мы с сыном прогуливаемся в поле между райцентром и нашим котеджным посёлком.
Росинки после дождя покачиваются на длинных травинках. В миллионе зеркальных шариков отражается небо - поле словно прикрыто прозрачным шарфом, мерцающим голубоватыми блёстками.
Сын рассказывает о столичных выставках прошлой недели, о том, что у него есть сильное желание брать своих клиентов в охапку и водить по вернисажам, чтобы заказчики росписей были знакомы с изобразительным искусством не только по интерьерам ресторанов и отелей.
Первой, я срываю розовую полевую гвоздику. К ней в компанию - цветок розового клевера.
Сын, не прерывая рассказ, добавляет для контраста мягко-жёлтый одуванчик и пронзительно-жёлтый лютик. Сами собой к ним запрыгивают голубая незабудка и сиреневый мышиный горошек. Веточка с белыми ромашками, примостившись с краю, освежает всю композицию, словно подчёркивая сочность каждого цвета.
Ритмическое разнообразие букету придаётся несколькими высокими стрельчатыми травинками и парой резных листов папоротника.
Мы возвращаемся домой.
У крайнего домика нас встречает улыбчивый малыш, наблюдающий, как папа чинит забор. Видимо, папа молчун, а сынишка соскучился по общению. Он подходит к нам и вступает в светскую беседу.
Мальчик приветствует нас, сообщает как его зовут, что ему целых два года и ещё массу всяких ценных сведений.
При этом, мы идём не останавливаясь, а юный собеседник, увлёкшись разговором, увязывается за нами.
- Эй, вы чем его там примагнитили?, - смеётся отец.
- Пока ничем, - отвечаем мы. А вот немного подрастёт - будет к нам бегать учиться рисовать. И вот тогда - только вы его и видели!
- Кстати, он у нас очень любит рисовать, - говорит отец. - Два часа сидит и крутит каракули на бумаге.
- Наш человек растёт, - смеётся сын. Мы сердечно прощаемся с малышом и продолжаем свой путь.

Букетик полевых цветов помещается в стеклянную кружку.
Мы с сыном носимся с ней по дому, примеривая, на какой из стен можно было бы запустить фризом роспись из растительных мотивов.
Самое удивительное, что они органично смотрятся абсолютно в любом месте.
Ближе к вечеру сын уезжает и увозит букетик. Жене.
У неё в воскресенье рабочий день. Допоздна.
Вечером она придёт усталая, тут же бухнется спать и не заметит скромный букетик в стеклянной кружке на полу у изголовья кровати.
Но ночью ей будут снится сны, пропитанные ароматом лета из детства.

bellalv

Обратная перспектива



- Твой Будда похож на Ван Гога, - смеюсь я - он где-то потерял второе ухо.
Мы с сыном обсуждаем макет следующей росписи.
Заказчики - тоже просветлённые буддисты.
В их доме - всё по фэншую, от расположения зеркал до установки унитазов.
Концепция решения комнаты для медитации рождается сама собой.Collapse )

bellalv

(no subject)


Зимой, в северную комнату солнце даже и не заглядывает.
В июне - в четыре утра - оно уже бьёт с востока.
А вечерком - тут как тут - с запада.



Золотистые квадраты проекций окон на стенах - живоё тёплое граффити.
Рисунок движется сам, создавая, вместе с самолётами, заходящими на посадку в Пулково,
ощущение того, что находишься в центре мировых событий.

Collapse )