Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

bellalv

Приведи в порядок свою планету


Кецеле уезжала так стремительно,
что игрушки и книжки остались лежать на полу.
Игрушек две. Белый олимпийский медвежонок, размером в половину ладони
и такая же, оранжево-белая, тряпичная кошечка. "Миша" и "Киса" зовёт их Кецеле.

Миша и Киса валяются вторую неделю на полу, спиной вверх,
уткнувшись мордочками в книги,
тоже размётанные ураганным темпераментом Кецеле по всей комнате.
Как их бросили, так и лежат, поджидая нерадивую хозяйку.

Тут Кецеле хвастается по Скайпу свежими приобретениями.
Папа заказал ей на Озоне новые книги, среди которых я углядела "Маленького Принца".
Ещё не прочитанного)
Я хотела подарить ей "Маленького принца" на Новый год,
но продавец книжного магазина отговорила -
дескать в трёхлетнем возрасте это слишком сложная для восприятия вещь.
Но, думаю, что сейчас Кецеле как раз доросла до некоторых изложенных там истин.
Миша и Киса взывают с пола кабинета)



И я рассказываю Кецеле в ритме Курочки Рябы : - Миша плачет, Киса плачет,
а мы их успокаиваем, как можем: - Не плачь, Миша, не плачь, Киса,
скоро приедет Кецеле и уберёт вас в Коробку!
- Покажи мне Мишу и Кису, - просит Кецеле.
Я несу телефон в кабинет и демонстрирую кавардак на полу.
- Нужно ехать!, - теребит Кецеле маму за рукав, - Нужно срочно ехать и наводить порядок!
- Поедешь - захвати с собой "Маленького принца", - говорю я.

Мы с Кецеле уберём всё разбросанное на полу
в коробку с этикеткой "Кабинет. Тонкие детские книжки".
Посадим Мишу и Кису рядом.
Извлечём из запайки в целофан "Маленького принца",
и будем, все вместе, читать про зоркое сердце.

bellalv

Безвыходная ситуация


Кецеле прониклась прелестью Пушкинских строчек.
Вчера у нас был большой день Золотой рыбки.
Сколько раз я перечитала вслух тоненькую книжку - сбилась со счёта.
Кецеле везде таскала эту книжечку за собой, и, время от времени,
предлагала мне бросить все дела и предаться чтению.
Золотую рыбку она называет страшной сказкой.
В конце концов, у всех там как-то не сложилось, и Кецеле, видимо,
каждый раз надеется, что в следующий раз главные герои как-нибудь договорятся.
Но сказка очередной раз подходит к концу, там всё то же самое,
и Кецеле драматически восклицает: - Ну вот, опять все обиделись!

Сама она представляет собой удивительный баланс настырности и договороспособности.
То есть, когда старшим нужно, чтобы она соблюла какие-то запреты или предписания,
не входящие в круг её желаний, она не будет капризничать, как обычно делают дети.
Никаких сцен, никаких слёз. Кецеле начинает торговаться)
За запрет в одном месте, она выцыганит себе послабление в другом.
За необходимость оторваться от чего-то интересного и выполнить что-то нужное,
она тоже затребует разумную компенсацию.
Удивительно, что её внутренний калькулятор работает очень точно.
Ничего запредельного, никаких завышенных требований.
Как правило, она предлагает - причём мгновенно - весьма адекватный обмен, и все остаются довольны.

Поэтому, финал Золотой рыбки её никак не устраивает.
Раз конфликт налицо, значит, по логике вещей, и решение должно быть где-то на поверхности.
Похоже, она всерьёз озадачилась вопросом,
каким образом в этой сказке можно навести порядок.
Мы перечитываем Золотую рыбку снова и снова.
- Старуху плохо воспитали в детстве, - наконец вздыхает Кецеле, - Ничего тут уже не поделаешь.

bellalv

"Руководство к действию на ближайшие дни"


Кецеле напоминает своего папу в детстве смешливостью.
Вот, например, покажется ей забавным звучание того или иного слова -
она, вдруг, и расхохочется на ровном месте.
А потом, повторит его, словно чтобы проверить,
так ли уж оно смешно на самом деле,
и снова начинается веселье.
Меня вот, тоже, смешат самые простые вещи.
Например, вполне обиходное выражение "спать без задних ног".
Попалось мне, сегодня, прямо в три часа ночи.
Из чего понятно, что по ночам, я, этими самыми задними ногами,
занимаюсь чем-то иным, нежели сон.
Нет-нет, ничего непристойного. (Увы))
Я на цыпочках пробираюсь в "кабинет",
выуживаю томик из картонной коробки
и устраиваюсь с ногами в крутящемся кресле.
Окно в пару часов для чтения среди ночи... Благодать!
Дом тихонько храпит и посапывает,
за окном летают белые совы с таким размахом крыльев,
что, кажется, запросто,
могут подцепить за трубу и унести далеко-далеко соседскую крышу.

Мда. А это - кольца ливнёвого колодца. Моя дневная проза.



Сегодня предстоит сделать наружную гидроизоляцию этих колец,
пробить отверстие и смонтировать проходную уплотнительную муфту,
а если, вдруг, успеют подогнать трубы -
начать прокладывать ливнёвую канализацию с западной стороны дома.
И я надеваю на белы руки рабочие перчатки.
Из вычитанного за ночь, ни к селу ни к городу, выскакивает пара фраз:
- Первый стакан пива за счёт заведения.
- Спасибо.
- Но второй - по двойной цене.
Повторяю про себя, как обычно делает Кецеле, чтобы убедиться, что это смешно.

Если вам немного не хватает веселья в жизни - займитесь стройкой дома.
Главное, перед началом, сделайте смету работ.
И соберите в кулак всё своё чувство юмора.
Чтобы потом, не впадая в отчаяние, постоянно удивляться тому,
что цена каждого вашего следующего телодвижения
растёт в геометрической прогрессии от запланированного.

bellalv

(no subject)


Дом стоит в чистом поле, обрамлённом прибрежным ивняком.
В мае - когда жизнь только начинает пробиваться сквозь землю -
окрест него можно любоваться не цветами, а цветом.
Контрастом зеленеющей полосы выкошенной с осени травы дикого газона метров на пятнадцать от стен и некошеных соломенных трав, поднимающихся дальше.
Два возраста травы, свежее и уже отжившее,
как кожа старика и его праправнуков, которым он передаёт свою мудрость.

Перечитываю испанский роман.
И колючий для моих лёгких воздух Финского залива вдруг наполняется запахом цветущих апельсиновых деревьев.
Я ужасно восприимчива к описанию запахов и мозг мой мгновенно создаёт ощущения ароматов ресторанных блюд, вин и разным способом приготовленного кофе.
Если автор отдаёт должное описанию запахов, я, обычно, прощаю ему огрехи сюжета.
Моя снисходительность распространяется, также, на мастеров описания оттенков цвета.
Тому, кто может не только остановить свой взгляд на колорите картины - что бы не попало в поле его видения - но и передать свои впечатления от цветовой гармонии на языке слов -
заранее прощаются любые лингвистические прегрешения.

- Мама, я собираюсь к тебе в гости, что привезти?, - спрашивает сыночка.
Мне очень хочется ответить, что мне не хватает ярких цветов и пряных запахов.
И свежих книг. Я пожимаю плечами: - Привези что-нибудь на своё усмотрение.
Мальчик не желает напрягать своё усмотрение и требует конкретный список.
Занятой человек)
Я перелистываю последнюю страничку, закрываю томик с бушующими испанскими страстями.
Католические священники, последние в своём роду аристократы,
тайны, похороненные в древних фамильных склепах
и прочее буйство глаз и половодье чувств.
Книга лежит на бетонной стяжке у кровати.
Комната пустынна. Всё, что касается пола в ней -
это четыре ножки кровати и дочитанная перед сном книга.
Из-под закрытой обложки продолжает струиться горьковатый аромат цветущих апельсиновых деревьев.

bellalv

Юбилей) Принимаем поздравления!



Пять лет назад мы приступили к строительству дома.



За этой фразой всенепременно должен следовать супер экстраординарный ролик с этапами стройки
от заливки фундамента до возведения стропил крыши
(эх, как вспомню - как мы, уже под снегом, затаскивали вдвоём на крышу листы металлочерепицы,
и, примерзающими к ним через перчатки руками,
занимались монтажом - так и вздрогну))
Но это ж я, и у меня вечно у меня нет ложки к обеду!
Точнее так. Я тут клею обои и мне, как всегда, некогда оторваться и немного попраздновать)
Вы думаете мой дубовый стол ломится от яств, и в ведёрке со льдом охлаждается шампанское?)
Ага)))

Нет, вчера я таки присела за комп с целью создания этого эпичного произведения,
но, почему-то, получилась ... видео история о том,
как мы с Кецеле играли в книжный магазин)
Мама Кецеле, к слову, с изумлением рассказывает,
что ребёнок может не открыть коробочку с новой куклой или другой игрушкой.
Спокойно поблагодарит за подарок и уберёт нераспакованным в гардеробную.
Но ни за что не пропустит ни одной свежей папиной книжки.
Причём, ей всё равно, что "читать".
Около экономические труды Феликса Мартина или Тони Роббинса так же идут на ура,
как и собственный "Волшебник Изумрудного города".
Приезжая к нам, Кецеле, первым делом, устраивается на ковре
и требует принести ей коробку с книгами.
А потом, забыв про всё на свете, перелистывает страницы, бормоча себе под нос "вычитанные" там истории.

Историю строительства нашего дома я, все пять лет, детально рассказывала в этом журнале.
Когда-нибудь, когда кедры - которые мы таки собираемся на этой неделе
высадить из горшочков в землю - вымахают до самого неба,
Кецеле напишет свою книжку.
И там будет несколько глав о том, что ей запомнилось из детства,
прошедшего в доме, который строила, общими силами, вся её семья.

bellalv

(no subject)


Девочке папа нужен ещё больше, чем мальчику.
Это самая важная для неё фигура.
Самая значимая. Самая дорогая.

Кто угодно из сидящих за столом взрослых может нарезать для Кецеле мясо.
Но если это сделает папа - оно вкуснее.
Кто угодно может покачать Кецеле на качельке -
но если папа - то удовольствие совсем другого градуса.

Мы с ней читаем, всё просто замечательно, но, внезапно, Кецеле заявляет:
- А теперь пусть мне папа почитает!
Я, про себя, смеюсь: - Папа побеждает даже на исконно моей поляне)
И отвечаю: - Папа сейчас работает, мы, конечно можем его отвлечь.
И он всё бросит. Но сейчас - ему очень важно закончить то, что он делает.
Кецеле вздыхает:
- Ну тогда пошли посмотрим, как он работает.
Мы откладываем сказку и идем в коридор смотреть, чем занимается папа.
Папа на минутку отрывается, улыбается, говорит что-то шутливое
и снова погружается в работу.
Кецеле стоит замерев, словно впитывая каждое слово и запоминая каждый жест,
которые, на ближайшее время, нужно унести с собой в сердце.
Наконец, она подаёт мне руку и тихо-тихо говорит:
- Я посмотрела на папу. Можно идти читать.
- Этот ребёнок может удивительно красиво подчиниться обстоятельствам, -
думаю я, на секунду проваливаясь в свои три года.
Там маленькая девочка стоит среди четырёх наперебой тормошащих её любящих женщин
и, про себя, ужасно стыдится того, что ей хочется совсем-совсем другого.
А хочется ей, чтобы, наконец, пришел папа и почитал ей книжку.
Но вслух сказать это она не смеет.
Чтобы никого не обидеть.

bellalv

(no subject)


Кецеле сидит на тёплом полу, ноги сложены по-турецки.
На коленях книжка без картинок,"Господин из Сан-Франциско" Бунина.
Ребёнок "читает", время от времени переворачивая страничку.
Монотонные строчки расцветают в длинную-предлинную историю
с огромным количеством сюжетных линий и действующих лиц.

Подразумевается, что всё это счастье предназначено мне.
Я, в трёх шагах, занимаюсь своими делами,
время от времени поглядывая на Кецеле.
Она, тоже время от времени, не прерывая рассказа, поглядывает на меня.
Иногда, наши взгляды встречаются.
Так проходит полчаса.
Наконец, девочка бережно закрывает книжку и спрашивает:
- Тебе понравилась моя сказка?
Наверное, это было высшим проявлением её любви,
сама она обожает, когда ей читают вслух.

Collapse )